«Личный опыт. Реставрация усадьбы». Интервью Сергея Васильева журналу Forbes
Инвестиционная группа
набережная Тараса Шевченко, 23А, Москва, 121151, Бизнес центр «Башня 2000», 19 этаж
Тел.: +7 (495) 789 45 55 / Факс: +7 (495) 937 33 60 / Эл.почта: mailbox@rusfund.ru

Пресс-центр

rus_pr@rusfund.ru
+7 (495) 725 55 15
+7 (495) 789 45 55
Архив новостей
2021
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2020
2019
Январь
Февраль
Июнь
Июль
Август
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2018
Февраль
Март
Октябрь
Декабрь
2017
Февраль
Март
Май
Июнь
Сентябрь
Октябрь
2016
2015
Январь
Февраль
Апрель
Май
Июнь
Июль
2014
2013
2012
2011
2010
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
Главная » Пресс-центр » Новости группы » «Личный опыт. Реставрация усадьбы». Интервью Сергея Васильева журналу Forbes
07.11.2013

«Личный опыт. Реставрация усадьбы». Интервью Сергея Васильева журналу Forbes

Председатель совета директоров инвестгруппы "Русские фонды" Сергей Васильев: реконструкция развалин - это не бизнес

Зачем 48-летнему столичному бизнесмену развалины вдали от Москвы, как воссоздать старинный быт и не отказаться от долгоиграющей затеи? Вот его рассказ.

"Покупая разрушенную усадьбу, я думал, что ее реконструкция станет развлечением. Но сейчас понимаю, что вместе с руинами в Тверской области приобрел новые жизненные ценности.

Эта история началась в 2007 году, когда мои товарищи по МФТИ Дмитрий Зеленин, на тот момент губернатор Тверской области, и Андрей Епишин, председатель Законодательного Собрания Тверской области, устроили мне экскурсию.

Мы пролетели над пятью усадьбами в Тверской области на вертолете. Эта область находится между двумя столицами, Москвой и Санкт-Петербургом, поэтому через нее постоянно "курсировала", а следовательно, и строила свои резиденции русская знать. Показали мне и Степановское-Волосово, усадьбу князей Куракиных, входивших в ближайшее окружение императорского двора. После революции здесь устроили пионерлагерь и совхоз, сразу после войны разместили медицинское учреждение для ветеранов, которое потом преобразовали в психиатрическую клинику. В1990-х наступила жуткая разруха. Больные жили в ужасных условиях - практически без окон, дверей и крыши. В результате там случился пожар, больных переселили, а дом еще лет пять стоял совсем заброшенным и разрушался. Устоял остов, сохранилась часть окон и дверей.

Я выбрал эту усадьбу по нескольким причинам. Во-первых, сегодня не просто найти уединенную усадьбу. В советское время все как-то встраивалось в общественную жизнь. А здесь до ближайшего большого села около 2 км. Но Степановское-Волосово ценно не только этим. Это один из немногих загородных домов архитектора Джакомо Кваренги, который чаще строил царские дворцы, в том числе, Александровский дворец в Царском Селе.

Во-вторых, до этой усадьбы сравнительно легко добраться. Когда мы первый раз летели на вертолете, я не понимал, насколько это далеко от Москвы. Позже попробовал доехать до усадьбы на машине от своего дома на Рублевке, что заняло где-то полтора часа без всяких пробок. Сейчас я успеваю за полтора часа туда съездить, что-то сделать и к вечеру вернуться.

Сложная собственность
Первоначально тверской комитет по имуществу оценил стоимость развалин в 15-16 млн рублей, предложив либо выставить объект на продажу, либо сдать мне в аренду. Усадьба принадлежала области, а не федеральному центру. Из федеральной собственности выкупить исторический объект практически невозможно (по крайней мере сейчас), в то время как областная предполагает режим приватизации по решению местного Законодательного собрания.

Я решил сначала арендовать. Это было, конечно, немного странно: тебе дают развалины, и ты платишь за право их восстанавливать. Хотя деньги были не такие большие - около $100 000 в год, но все равно не копейки. Со мной заключили охранные обязательства. Например, я не имел права строить на этой территории что-либо другое, а проект восстановления могла подготовить только специализированная организация, но это как раз полностью соответствовало и моим планам.

Мне дали лет пять на восстановление дома, еще три года - на парк. Можно было в любой момент закончить договор аренды и забыть все как страшный сон, считая потраченные деньги благотворительностью. Тем, кто, следуя моему примеру, решит отреставрировать какое-нибудь имение, я бы советовал выбрать такой же путь. Нужно сначала почувствовать твое ли это: все-таки это игрушка, в которую надо влюбиться, и игрушка не дешевая. Если ты относишься к усадьбе как к бизнесу, ничего не получится.

Преодоление глупостей
Я арендовал усадьбу два-три года, вкладывая значительные средства в противоаварийные работы, укрепление фундаментов, проектирование. Счет шел на миллионы. Через три года я сказал местному комитету по имуществу, что либо я выкупаю усадьбу, либо ухожу. Далее тратить большие деньги, оставаясь в статусе арендатора, было бессмысленно. Правительство области вынесло вопрос на обсуждение в законодательное собрание. Депутаты проголосовали за приватизацию имения и продажу с торгов.

Объявили тендер. И тут начинается история преодоления глупостей. Официальный оценщик, который определял стартовую цену аукциона, оценил усадьбу уже в 32 млн, так как я сам же за предыдущие три года вложил в здание уйму денег. Я не платил взяток, даже не разговаривал с этим оценщиком. Получилось, что я сам себе увеличил цену - если бы не я, усадьба стоила бы даже дешевле, чем первоначальные 16 млн рублей, ибо все развалилось бы еще больше. Но я уже был настолько влюблен в это место и в проект, что был готов заплатить больше.

Дальше - аукцион. Как обычно бывает на подобных тендерах, откуда-то возник подставной покупатель. Неожиданно появился какой-то "питерский строитель", чей представитель приехал встретиться с моим управляющим. Потом я сам позвонил новому "заинтересованному" лицу. Из разговора понял, что ему нужно заплатить откупное, чтобы он не участвовал. Я догадался, кто слил информацию. Это была девушка, которая уволилась из комитета по имуществу за три дня до объявления аукциона. Она оставила мне однажды свой электронный адрес, на который я ей и написал, что свяжусь с ФСБ и МВД и выведу "шантажистов" на чистую воду. Больше они не появлялись. А я за 32 млн рублей стал счастливым владельцем усадьбы и 36 гектаров парка вокруг.

Ротонды и львы
Усадьба состоит из центрального дома и двух флигелей. Между ними - галереи с ротондами. Один из владельцев, князь Алексей Борисович Куракин, член Академии художеств, в середине XIX века написал пять картин с изображением усадьбы. Именно по ним мы восстанавливаем внешний вид комплекса. На территории парка был готический замок, который, по описанию, служил летним крепостным театром. К концу XIX века его уже не было, но мы нашли фундамент, на котором он стоял, и сейчас работаем над проектом восстановления. Сохранился обелиск в честь императора Александра I, его реставрацию закончим в этом году.

В нашей усадьбе был еще большой пруд с китайской беседкой и венецианским мостом. Они тоже будут восстановлены.

Позже я нашел архивные документы. В частности, письма последних владельцев усадьбы, сестер Нарышкиной и Козен (урожденных Куракиных). Был там и план имения. На его основе, например, мы делаем дорожки в парке. Родственники княгини Елизаветы Алексеевны Нарышкиной сейчас живут в Москве. Я с ними подружился, мы часто общаемся. Они всегда будут желанными гостями усадьбы.

Совсем недавно нашел изображение каменных львов, которые должны лежать у парадных въездных стелл. Когда я купил усадьбу, их уже не было, но местные жители рассказывали, что в советское время они здесь еще стояли. Пациенты психбольницы перетаскивали их с места на место, но сохранили. А в 1990-х львы куда-то пропали. Недавно под Звенигородом мы нашли человека, который увез их и еще кое-что из усадьбы, чтобы сохранить от мародеров после пожара. И в результате наши львы нашлись в парке другой усадьбы, куда их разместили на "сохранение". Усадьба эта принадлежит семье покойного бизнесмена Бориса Федорова, который первым из российских предпринимателей приобрел для восстановления заброшенную усадьбу. Списался с семьей Федорова, переговорил с ними, и теперь львы, потрепанные жизнью, вернулись в родную усадьбу.

Недавно мы докупили новый участок земли, чтобы заниматься со временем сельским хозяйством. Правда, в сегодняшней экономической ситуации это вряд ли принесет прибыль, но кое-что можно сделать. В прошлом году для этого даже зарегистрировал фирму "Степановское подворье". Первым делом завели коров - Зорьку и Ночку.

Долгосрочные планы
Сегодня мы уже вышли на финишную прямую по восстановлению усадьбы. Чем-то остаюсь недоволен. Например, нужно было все печи восстанавливать - без печей интерьеры комнат кажутся не завершенными.

Мы пока решили, что жить постоянно в усадьбу не переедем, но часто будем отдыхать здесь на выходных. Я не собираюсь закрывать приусадебную территорию. Два боковых флигеля будут жилые, а вот центральное здание можно открыть для посещений. Открытый доступ к замкам и предместьям - распространенная практика в Англии и Франции. У нас такой модели еще нет. Пока я точно не знаю, как совместить частную жизнь в усадьбе и открытый доступ, но, думаю, со временем определимся.

До революции в доме хранилось более тысячи картин, много портретов, много ценных работ. Сейчас часть из них в запасниках Тверской картинной галереи. В помещениях усадьбы можно будет сделать выставку. Дом это позволяет. Со временем буду обсуждать такую возможность с Тверской картинной галереей и другими российскими музеями, где хранятся картины из "Степановского-Волосово".
Источник: forbes.ru